Геннадий Корбан: Аксельрод сделал для Днепропетровска больше чем все мэры вместе взятые

Дерзкое убийство в людном месте известного строителя и мецената потрясло миллионный город. Расхожее мнение: в Днепропетровск возвращаются «лихие девяностые». Милиция на комментарии скупа. Молчат и местные власти. Единственный, кто согласился на интервью, – это друг и бизнес-партнер покойного, председатель наблюдательного совета компании «Славутич-Капитал» Геннадий Корбан.

— Г-н Корбан, в ваших отношениях с Геннадием Аксельродом преобладали деловые или личные мотивы?

— Мы познакомились около 10 лет назад, и буквально с первых встреч я проникся глубоким уважением к этому человеку. Очень скоро мы стали друзьями. Вопросы бизнеса отошли на второй план, уступив место человеческим отношениям. Это было больше, чем дружба, скорее, духовное родство. Мы вместе завтракали, обедали и ужинали, созванивались по двадцать раз на дню. Говорили, в основном, на житейские темы. Часто ездили отдыхать вместе с семьями.

С Геной было легко и приятно общаться. Он был неистощим на выдумки. Мог затащить меня в подвернувшийся бутик, чуть ли не силой навязать новую одежду, а старую отобрать, пообещав вернуть ее в виде подарка на 50-летие. Он вообще обожал магазины, подолгу трепался с торгашами, благодаря которым был в курсе всех городских сплетен – кто чем дышит и даже кто с кем спит. С ним всегда было интересно. Я искренно любил этого человека.

— И все-таки горожане запомнят Геннадия Аксельрода, прежде всего, как строителя.

— В конце 1990-х в Днепропетровске сформировалась группа молодых и энергичных бизнесменов (Вадим Ермолаев, Александр Кагановский, Геннадий Аксельрод, Валерий Шамотий и другие), поставившая целью кардинально изменить облик города. Появились интересные проекты, подтянулись инвесторы, и началось «золотое десятилетие» строительного бума.

Гена был, пожалуй, самым талантливым и целеустремленным. Не зря именно он взялся за наиболее запущенные участки исторической части города. Вспомните, что представлял собой центр Днепропетровска 15 лет назад. За ЦУМом – толкучка, где вперемешку торговали китайским тряпьем, кислой капустой и рыбой. За «Детским миром» – ряды с фальшивой водкой и контрафактной икрой. И на сотни метров вокруг – ужасающая антисанитария. Теперь там чистая и просторная Европейская площадь с двумя современными торговыми комплексами.

— Но некоторые горожане до сих пор считают, что Геннадий Аксельрод уничтожил ценные архитектурные памятники, такие как «Детский мир» или гостиница «Центральная».

— Это неправда. «Детский мир» – типичный пример поздней советской эклектики. Гостиница «Центральная» – сталинский неоклассицизм в малобюджетном варианте. Никакой архитектурной ценности эти здания не представляли, и это не мнение обывателей, а выводы экспертов.

Другое дело, что не все приняли появившийся вместо снесенных объектов «Пассаж». Но Аксельрод был не просто талантливым топ-менеджером крупных строительных проектов, он – концептолог, опередивший свое время, и подлинные достоинства его новостроек еще оценят потомки.

В современной архитектуре существуют две крайности – либо экстравагантный внешний вид здания наносит ущерб его функциональности, либо ставка на функциональность ведет к примитивизации внешнего вида. Аксельрод, как никто другой, обладал чувством архитектурного вкуса, умел соблюдать баланс, не ударяясь в крайности, поэтому его объекты и стильные, и функциональные одновременно, но при этом лишены вычурности. Думаю, они задали вектор градостроительного развития Днепропетровска на много лет вперед.

— После трагической гибели Геннадия Аксельрода на городских интернет-форумах разгорелась дискуссия. Одни безоговорочно признают заслуги покойного в формировании современного облика Днепропетровска, другие считают, что все его проекты – чистая коммерция. Кто прав?

— Не вижу противоречий между этими точками зрения. Идеальная новостройка, с одной стороны, должна гармонично вписываться в окружающую среду, а с другой, иметь коммерческую составляющую. Так принято во всем цивилизованном мире. Открою «страшную» тайну – даже музеи современного искусства, построенные на средства меценатов, рассчитаны на самоокупаемость. Бизнес – двигатель прогресса, это аксиома, и глупо ее опровергать.

Давайте лучше зададимся вопросом – а что за 20 с лишним лет построили в Днепропетровске городские власти, располагающие миллиардным бюджетом? Одну-две школы, несколько теплопунктов… И потом, вы задумывались над тем, каким чудовищным объектам дает зеленый свет коррумпированная разрешительная система? Посмотрите хотя бы новостройки на проспекте Кирова, попытайтесь найти в них гармонию. Мэру и главному архитектору за культивирование безвкусия в градостроительстве давно уже следовало бы подать в отставку.

— Выходит, днепропетровские власти так и не нашли общего языка с представителями крупного строительного бизнеса?

— Мне больно об этом говорить, но, несмотря на все усилия бизнесменов, город, в котором я родился и прожил большую часть жизни, на глазах превращается в глухую криминальную провинцию. Хотя относительно недавно его называли кузницей кадров, финансовой столицей Украины и давали прочие лестные характеристики. Ведь стартовые условия у нас были лучше, чем в других мегаполисах. Потому что такие люди, как Аксельрод, одними из первых в стране приступили к расчистке авгиевых конюшен архитектурного «совка». Именно они, а не городские чиновники, стали мотором нового градостроительства. А представители власти погрязли в стяжательстве. Правда, они не забывали ко Дню города перерезать ленточку на открытии очередного объекта. Но в действительности один только Аксельрод за последнее десятилетие сделал для Днепропетровска больше, чем все мэры вместе взятые – за 20 лет независимости.

В нормальном городе и нормальной стране чиновники и жители сказали бы «спасибо» бизнесменам, рисковавшим ради общего блага собственными и заемными средствами, репутацией и, как теперь стало ясно, жизнью. Но добрых слов в свой адрес днепропетровские строители так и не дождались. Больше того, городской голова Иван Куличенко, который в свое время записал Европейскую площадь и другие проекты Аксельрода в свой предвыборный актив, даже не пришел проститься с погибшим. По-моему, так мог поступить только ничтожный человек.

Думаю, если у местных депутатов осталась хоть капля совести, они должны поднять вопрос о присвоении Геннадию Аксельроду звания «Почетный гражданин Днепропетровска». Человек, который в буквальном смысле положил жизнь за родной город, такую награду заслужил.

— Какими были жизненные принципы Геннадия Аксельрода?

— Это был человек, который во всем ценил красоту. Он красиво одевался, красиво формулировал свои мысли, даже ел красиво, но на себе не зацикливался. «Самое изысканное удовольствие состоит в том, чтобы добавлять удовольствие другим». Этот афоризм Жана де Лабрюйера был настолько близок мироощущению Гены, что он сделал его девизом своей строительной компании.

Недоступный для прессы, он был легок в отношениях с простыми людьми. Мог завести непринужденный разговор с продавцом, официантом, прорабом и для каждого найти добрые слова. В кругу друзей блистал отточенным чувством юмора.

А еще Аксельрод был большим мистиком. Буквально каждое его творение хранит загадочные следы судьбы. Когда разрабатывался проект крупнейшего в мире еврейского культурного центра «Менора», Гена первоначально остановился на варианте с 12-ю фасадами и 20-этажной главной башней. Позже решил увеличить башню до 22 этажей. Сделал это интуитивно, словно повинуясь внутреннему голосу. А когда строительство уже было в разгаре, вдруг осознал, что число фасадов «Меноры» соответствует числу племен, образовавших, согласно Священному Писанию, израильский народ, а этажность главной башни – количеству букв в иврите. Все произошло так, будто автором замысла двигала рука Всевышнего.

И еще одно мистическое совпадение. Задолго до «Меноры» Вадим Ермолаев установил на Екатеринославском бульваре так называемую малую архитектурную форму бизнесмена-попрошайки, прообразом для которой стал Аксельрод. А совсем недавно Гена повез меня к «собственному» памятнику и спрашивает: «Угадай, куда я смотрю?» Я остолбенел: взгляд бронзового бизнесмена был устремлен прямо на центральную башню только что построенной «Меноры».

— А почему бизнесмена-попрошайку лепили с Аксельрода? Ведь Геннадий Ильич, по данным СМИ, был очень состоятельным человеком.

— Это заблуждение. Гена никогда не стремился к накоплению капитала. Лично ему денег нужно было ровно столько, чтобы хватало на вкусную еду, качественную одежду и путешествия. Он часто повторял: «Мне достаточно того, что у меня есть богатые друзья». И действительно для осуществления своих проектов он выходил на богатых людей и как бы в шутку просил: «Дайте мне ваши деньги, я превращу их в красоту!» Отсюда – и соответствующий скульптурный образ.

В наших беседах Гена не раз сокрушался, что олигархи часто вкладывают миллионы в сомнительные проекты, разработкой которых занимаются люди, не чувствующие специфики украинских городов. Иностранные концептологические фирмы, чтобы получить заказ, предлагают клиенту тома документации вплоть до расчета остановок общественного транспорта и плотности трафика. Но нет в этих бумагах главного – концепции будущего объекта.

Похожая история вначале сложилась и с еврейским культурным центром. Спонсор проекта, один из совладельцев «ПриватБанка» Геннадий Боголюбов обратился к нескольким зарубежным компаниям, но предложенные варианты его не удовлетворили. Тогда он вспомнил об Аксельроде, и вскоре появился проект «Меноры». Боголюбов, когда увидел макет, сказал об авторе идеи: «У меня нет слов, он просто гений. Я построю «Менору», чего бы это ни стоило».

Кстати, описываемые события происходили в разгар финансового кризиса, и на строительстве Аксельрод не заработал ни копейки. Это я специально подчеркиваю для тех, кто в каждом бизнесмене видит алчного нувориша.

— «Менора» – проект всемирного значения, но в сознании большинства днепропетровцев он все же ассоциируется с еврейской общиной. Вот и раздаются голоса, дескать, Аксельрод занимался благотворительностью только «для своих»…

— Напомню, что музеи, рестораны, торговые заведения и другие объекты еврейского культурного центра открыты для людей любой национальности. Кроме того, Аксельрод передал в дар городу библиотеку, построенную им на ул. Ленина. А еще он капитально отремонтировал сотни метров городских коммуникаций. И потом, мало кто знает, что в 2010 году он разработал концепцию и эскизный проект реконструкции Успенского собора на площади Демьяна Бедного, то есть рядом с «Менорой». По замыслу автора, собор должен был возродиться в современном виде, но с сохранением исторических архитектурных пропорций и форм. Важно, что высота храмовой колокольни точно соответствовала высоте главной башни «Меноры». Таким образом, подчеркивалась близость и равновеликость двух древнейших мировых религий.

После гибели Гены судьба проекта под большим вопросом. Впрочем, я могу передать его наработки тем, кто возьмется за возрождение Успенского собора.

— У вашего друга в последнее время не было мрачных предчувствий?

— Гена не раз повторял, что собирается прожить 93 года, поэтому планов – хоть отбавляй. Но горечь от того, что все чаще приходится плыть против течения, в его размышлениях все-таки присутствовала. «В Днепропетровске стало невозможно строить, – жаловался он, – коммерческого смысла нет, а власти все по барабану, да и горожанам тоже».

Аксельрода очень волновало отсутствие у Днепропетровска стратегической концепции развития. Он предлагал последовать примеру немецких городов Франкфурта-на-Майне или Дюссельдорфа, которые в отсутствие исторических и природных раритетов, привлекли миллионы приезжих, возведя колоссальные выставочные центры. Но такие объекты на деньги лишь частных инвесторов не построишь. Требуется партнерство власти и бизнеса. К сожалению, слово «партнерство» чиновники, в основном, понимают как «взятка».

Гену настолько достало тупое равнодушие власти и горожан, что свой очередной концепт под названием «Эволюция» он представил в виде ступенчатого здания с фигурой человека, шагающего по башням вниз – к обезьяне. Это был сигнал о том, что эволюция в Украине происходит в обратном направлении, от гомо сапиенс – к австралопитеку.

— Что вы думаете по поводу версий о возможных заказчиках убийства?

— Я уже говорил в интервью одному из сайтов, что милиция, на мой взгляд, идет по ложному следу. Например, копается в семейных отношениях покойного. Или выдвигает бредовые предположения о долгах Аксельрода перед банком «Форум» как причине заказного убийства. Для интересующихся могу уточнить, что промышленно-финансовая группа «Спарта», которую возглавлял Аксельрод, действительно была должником банка «Форум». Она, как и множество других строительных компаний, обанкротилась во время финансового кризиса и была ликвидирована по решению суда. Если следовать милицейской логике, то к настоящему моменту банкиры должны были перестрелять уже тысячи руководителей компаний-банкротов.

— Среди обывателей также популярна версия о причастности к громкому делу местных криминальных авторитетов – «Нарика», «Мазепы» и др.

— Еще один бред. Аксельрод никогда не вступал в отношения с криминальными структурами. И потом, названные вами «авторитеты» давно уже «переквалифицировались в управдомы». А их «шестерки», если на кого и наводят ужас, то разве что на рыночных торговцев.

— Нет ли в случившемся политической подоплеки? Распространено мнение, что с приходом новой власти «донецкие» под прикрытием чиновников и силовиков «отжимают» чужой бизнес.

— Ни я, ни Аксельрод в политику никогда не лезли. И мы никогда не получали от так называемой донецкой группировки сигналов или, скажем так, некорректных предложений о перераспределении бизнеса.

У меня была и остается только одна версия, которую я озвучиваю на протяжении последних лет различным следственным органам. Это и другие убийства и покушения связаны с человеком, находящимся в американской тюрьме, а также с членами его семьи. Я настаиваю на этой версии!

— В СМИ появились сообщения о том, что вы пообещали миллион долларов за помощь в поимке преступников.

— Мы действительно гарантируем выплату финансового вознаграждения в размере $1.000.000 за информацию, которая поможет следственным органам выйти на киллеров. Имеется в виду достоверная информация (номера машин, сведения об аренде жилья и т. п.), а не выводы гадалок и экстрасенсов. Если кто-либо располагает подобными сведениями, просьба отсылать их на электронный адрес antikiller.akselrod@gmail.com Полная конфиденциальность гарантируется. Напомню также, что предоставление ложной информации с целью помешать следствию подпадает под действие Уголовного кодекса.

— Каким вы видите выход из сложившейся ситуации?

— Если власти и горожане не научатся ценить труд местных талантливых бизнесменов, не перестанут заигрывать с бандитами и будут по-прежнему закрывать глаза на выходки ксенофобов, мы плюнем на все и уедем из этого города. А они пусть и дальше живут в своем дерьме вместе с Куличенко и лжеисторическими архитектурными памятниками.

Но те, кто заказал и убил Аксельрода, пусть не расслабляются. Гена был душой нашей компании, и эти нелюди вырвали нашу душу. Я объявляю на них охоту. Я обязательно найду как исполнителей, так и заказчиков гнусного преступления, и они понесут наказание по всей строгости закона.

predprinimatel.co.ua

Оставить комментарий