Непутевый!

Лет в двенадцать ко мне приклеилось прозвище – непутёвый. В шестом классе поругался с учителем, и, соотстветственно, отец был вызван в школу. Дома ждала трёпка. Мой старший брат, Игорь был гордостью семьи. Учителя его хвалили. С восьми лет занимался судомодельным спортом.
Я учился так себе. Поменял штук десять секций и кружков. Но «непутёвым», меня назвала, наша с Игорёхой тётя. Она преподавала в школе литературу, и после моего конфликта с химичкой, пришла к нам домой, и я впервые услышал это липкое прозвище.

Дальше – больше. Братан по субботам и воскресениям зубрит учебники, а я по дискотекам и подвалам. Игорь учит «Мцыри», а я в тихую запоминаю стихи Баркова. Он по математическим олимпиадам, я — грущу в детской комнате милиции.

После восьмого класса – прощай школа! На вольные хлеба, на степуху! Правда, получил стипендию пару раз – лишали за прогулы, за пары.

Брат закончил десятилетку и в областной центр, в институт.

Училище меня «выплюнуло» после второго курса – с друзьями набили морду военруку, который имел нетрадиционную ориентацию, и однажды признался моему корефану Белому, что хочет его и готов забашлять сотку.

Игорь, в это время, заканчивал четвёртый курс и по вечерам вкалывал на заводе токарем. Денег ему не хватало, и родители заставили меня идти пахать.

Устроился на завод. Зарплата больше чем у бати. Но полтинник – брату: на учёбу, на питание, на съёмную квартиру. Веселись, братишка! У меня оставалось в три раза больше: на девок, на пиво, на шмотки.

В отпуск скатался к Игорьку. Жил он в общаге, питался рожками и сечкой. Всё, что я с предками ему высылал – откладывал. Зарплату на заводе, то же на книжку. Не пил, не курил, до сих пор оставался девственником.

Женился я в двадцать пять лет. Жена – дай бог каждому! И фигура и личико! Друзья завидуют. Родился сын. Живём втроем в двухкомнатной квартире у жены. Пацаны, с кем таскался по дискачам и кабакам, создали фирму по ремонту автомобилей. Худо – бедно, но свою деньгу заколачиваю. На жизнь хватает. Тачку прикупил неплохую.

Брат давно закончил институт. Все накопления сгорели в 1991 году, а затем последующие — во времена «чёрного вторника». Но он по-прежнему копит. Хочет домик в пригороде купить. Как у Чехова: «с огородиком». Крыжовник ему подавай!
Он в свои тридцать пять не знает, что такое проснуться с бодуна. Как классно выкурить сигарету, после сочного, зажаристого шашлыка, в кошмарном сне видит себя за рулём своей тачки в поддатом состоянии. Он не понимает, как можно спустить десять косарей, за один вечер с тёлками.

Жена у него пухлая и рыхлая. Дочка в свои пять лет весит почти сорок. Болячек, у неё выше крыши. Мой карапуз, чуть младше. Лопает всё, что не приколочено. В садике – самый главный забияка. К врачам забыли, когда обращались.

Я болею только по утрам. После предыдущего вечера с обильной выпивкой. У брата – язва двенадцатипёрстной кишки и проблемы с желудком. И жена его призналась, что как мужик, Игорь – ноль.

Как-то собрались мы у брата на его дне рождении. Все родственники пришли. Поздравить его с назначением энергетиком, сказать, как он хорошо выглядит в свои «чуть за тридцать», поругать меня непутёвого.

Игорёк ходил по своей хате и показывал пол «под паркет». Хвастался компьютером, купленном «почти за пятьдесят». Демонстрировал шубу своей «кралечки», которую разрешал ей одевать по большим праздникам. На столе стояли две бутылки «Столичной» и литровая «Сангрии». Из еды были окорочка Буша и «великий оливье». Горячительного как раз хватило по паре рюмок.

Родня, с должным умилением, чокались с Игорем, произносили панегирики, и косились на меня. Тётя, которая захмелела после первой стопки, заметила, что я должен брать пример с брата. Я промолчал. Подошёл к компу и хотел включить. Игорёк подлетел и объяснил, мне, непутёвому, что «вещь дорогая и не надо тыкать в кнопки».

После ста граммов водки и жареной курочки, у братухи заболел живот, и он с кучей родни отправился на кухню выпить «Смекты». Я быстро оделся и побрёл домой. По пути купил поллитровку и маленький кейс «Ред Буля». Выпил в одно лицо, сидя у компа, в родном чате.

Утром позвонила тётя и попросила отвезти Игоря на работу, так как он с похмелья и у него болит желудок. Пришлось объяснить, что Шумахер из меня сейчас ни какой, и довезу брата в лучшем случае, до столба. Она высказала всё, что думает про меня и, бросила трубку.

А что с меня взять? Я ж НЕПУТЁВЫЙ.

Оставить комментарий