Мужик!

Бюст действительно был роскошен. Две огромные груди, естественность которых не подлежала сомнению, лежали в глубоком декольте, как два молочных поросенка. Даже женщины невольно косились на это бело-розовое архитектурное излишество, а уж он… Увидев прямо перед собой такое богатство, он невнятно взвыл от восторга и вцепился в грудь обеими руками!
Нет, его не били. Его просто пытались оттащить, разжимая руки, а он отбрыкивался как мог.
Под общий хохот его все-таки оторвали от родной тетки.
— Четыре месяца, а хваткий какой! — одобрительно говорила та, поправляя платье, а рыдающего Костика утешили материнской сиськой.

Оставить комментарий