Церберы

Занимался я недавно переоформлением недвижимости, для чего, в том числе, ездил за город — ставить печать садового товарищества на одной дурацкой бумажке.

Долго искал участок на котором обитает человек с печатью. Сейчас не сезон, спросить некого, живут, в основном, строители, ремонтники, да любители ПМЖ на свежем воздухе. В числе которых, собственно, и оказалось семейство человека с печатью.

После корректно-троекратного «Хозяевааааа!», открыл калитку и углубился вглубь территории.
Углубился не спеша: собаки, ямы, ловушки — мало ли опасностей на неразведанной местности.

Иду, осматриваюсь: землица ухоженная, подсобные строения окрашенные, хоромы добротные, но без выпендрежа. Какой маленький симпатичный хозблок… Интересно, что они в нем хранят?

Через минуту, когда я понял, что хранят в «маленьком хозблоке», было поздно — показались хозяева.
Хозяева «хозблока».
Две роскошные, изумительной шерстистости, карнаухие громадные зверюги. В породах собак я не силен, но то, что вывалилось из гигантской конуры, наверняка относилось к кавказским, азиатским и тому подобным овчаркам.

Соотнеся скорость передвижения собачек с собственными возможностями по преодолению искомого расстояния до калитки, я понял, что к последней катастрофически не успеваю.

Дернув, на всякий случай, единственную оказавшуюся на пути отступления дверь понравившегося мне дома (она, естественно, не шелохнулась), я по-заячьи принялся совершать лихорадочные прыжки, пока не доскакал до ближайшей яблони, на которую и взлетел, не теряя времени на то, чтобы оглянуться назад.
С высоты двух с лишним метров прикинул расклад: псины приближались к дереву вальяжно. Как бы вразвалочку. Их демонстративное молчание показалось мне вполне зловещим.

Убедившись, что объект, с одной стороны, временно недоступен, а, со стороны иной, абсолютно беспомощен и легко контролируем, овчарки присели у подножия яблоньки и принялись обдумывать свои дальнейшие действия.

Ничего выдающегося, судя по всему, они не надумали: одна из зверюг беззаботно плюхнулась на бок и стала лениво почесываться, вторая, поглазев на меня, привстала на задние лапы, почесала о яблоню когти и издала бессмысленное «Гав!»

«А если … если хозяева уехали в Египет на неделю? Или на две… На три!?» — мелькнула страшная мысль.
Нет, нет, нет. Ерунда. Ведь собак кто-то кормит. Вона какие ряжки откормленные. ..
В этот момент одна из ряжек, временно оставив пост, приволокла увесистый мосол, подозрительно похожий на большеберцовую человеческую кость и приступила к энергичному обгладыванию.
«Пипец. Гастарбайтерами питаются» — я тревожно елозил на яблоне, пытаясь выработать хоть какой-нибудь план, кроме «звонка другу» или в МЧС.

Проторчав на ветке минут двадцать, ничего не кроме как в сотый раз заорать «Хозяеваааа! Помогите!» не предпринял. Потом еще раз осмотрелся и… увидел нечто обнадеживающее: через оконное стекло на втором этаже — знакомые блики! Это же телевизор! Прислушался — точно! Характерный бубнеж, издаваемый зомбоящиком! Так вот почему меня никто не слышит!

План спасения созрел молниеносно: в кошельке и карманах оказалось несколько монет. Кои я немедля принялся бросать в стекло. Мою активность собаки отметили признаки неудовольствия. Теперь уже та, что полировала кость, осудила меня хриплым лаем, а вторая, точившая когти о ствол, неожиданно сиганула вверх в упругом прыжке и попыталась ухватиться за ботинок, лязгнув саблевидными клыками.

После третьей брошенной монеты окно распахнулось, и в нем показалась обитательница дома, как две капли воды похожая на бабушку из х. ф. «Морозко» ( в финале закрывает ставни с надписью «КОНЕЦ»)

— Бандит! — закричала бабуля, высовываясь из окна.
— Я не бандит, я за печатью..
— Бандит, пшол вон!
— Да не бандит я…
— Я не вам… Бандит! Джек! На место, сволочи!

«Бандит», судя по всему, был тем, который хотел оттяпать мне стопу, а «Джек» — потрошителем мослака. Оба и с места не тронулись.

— Ничего не получится, — честно призналась бабушка. — Сама боюсь. Придется ждать, пока не вернется Георгий. Он на этих душегубов управу найдет.

Ждать, к счастью, пришлось не больше получаса. В течение которых бабушка пересказывала истории из просмотренных сериалов и сердобольно бросалась пирожками с капустой. Большая часть пирожков падала аккурат в пасть Бандита (Джек все еще потрошил кость), но и мне кое-что перепало.

Георгий появился неожиданно. Собаки моментально осознав, что с ними сейчас будет «что-то плохое», пытались мастерить невинные рожи, но было поздно. Георгий налетел как вихрь: посыпались пинки и поджопники. Первым, получив звонкий щелчок по носу, ретировался в конуру Бандит. Джек, которого одарили смачным пенделем, а затем оттаскали за купированные уши, бежал вторым, позорно бросив недополированную кость.

Я долго тряс руку своему спасителю и лепетал слова благодарности.

Поставив печать, пошел на выход.

Летом, кстати, мне снова сюда. За печатью. Но ничего. Ведь теперь я знаю мобильный Георгия. Который, прощаясь, пояснил, что ему-то самому телефон особенно не нужен. Это родители решили, что нужен. На всякий случай. И купили в прошлом году.
Когда Георгий пошел в первый класс…

У самой калитки я обернулся: два густопсовые хари буравили ускользающий от них обед взглядом, полным разочарования. Я помахал им ручкой и был таков.

Оставить комментарий