Новогодние елки

Вчера мне пытались продать ёлку.
Сначала продать, потом отдать даром.
Судя по настойчивости, с которой похмельный ёлковладелец пытался её сбагрить, за этой ёлкой тянулся криминальный след.
Впрочем, выглядела она сильно поношенной, так что, возможно, никакой уголовщины, просто осталась с прошлого года.
Не выкидывать же.
В конце концов мужик отчаялся, сказал: — А гори оно всё огнём! — сунул ёлку в урну и ушатался в метель.
Сегодня мы с ёлкой снова встретились.
Её воткнули её в сугроб рядом с остановкой, нацепили парочку блискучих гирлянд и осыпали конфетти.
Даже симпатичная.
А когда я отъезжала, глянула в заднее окно – какая-то тётка весьма приличного вида деловито вытаскивала ёлку из сугроба.
Может, возьмёт к себе домой.
Пригреет.

С ёлками вообще интересно.
Пару лет назад одна знакомая заранее купила ёлку в кадке.
В смысле, чтоб поводить хороводы, а потом выселить на дачу, в естественную среду обитания.
Кот Ричи, исключительной породистости и воспитанности, ошалел от открывшихся возможностей.
В нём очнулись придушенные многопоколенческим бридингом инстинкты.
Дня два всей семьёй пытались понять, откуда у свежего запаха хвои появился этот тонкий, необычный оттенок.
Как раз к приходу гостей и поняли.
Пришлось выставить поруганное дерево на балкон.
Первую неделю нового года кот провёл под балконной дверью.
Тосковал.
И активно мстил доступным ему способом.

Оставить комментарий