Такая любовь

С полгода назад у нас на веранде объявилась кошка. Черная как черт, не дай бог такая дорогу перейдет кому. И ласковая очень, хотя и наглая. В дом перлась при малейшей возможности; чуть дверь на веранду открыл, зазевался, — она внутрь сразу нырк, и под кровать прятаться, — это типа чтобы ее обратно не выставили.

Мы с женой не велись, конечно, каждый раз ее обратно выпихиавали, — без подзатыльников, но и без нежностей, поскольку нефиг.

Так, считай, у нас каждый божий день продолжалось, до самого недавнего времени. А где-то с месяц назад наша черная приходящая как обычно нырнула в неосторожно открытую дверь, но под кровать не побежала. Вместо этого, она прижалась мослами к полу на кухне, выпятив жопу и хвост. Я, как обычно, ее ухватил, и обратно на веранду, значит, выпереть пытаюсь. Ага, выпер, как же! Эта чертова красавица вдруг так злобно на меня шикнула, и такую обидную рожу мне скорчила, что я офигел. Ну, а как еще мне прикажете реагировать на это — вроде кошка ласковая всегда была, даже все выходки моего сына терпела философски, а тут на тебе!

В общем, сильно удивившись, я выглянул на веранду. А там котище сидит. Да еще какой котище — рыжий, толстый, лохматый, морда поперек себя шире. Наглющий, и трусливый при этом, как одесская шпана.

Мы с женой тогда, по-первому разу, кинулись черную мадаму от рыжего хама защищать. В смысле, «кыш-кыш» ему сказали, выдали шпаненку кусок чего-то мясного в качестве взятки, и проводили до кустов. Взглядами проводили — рыжий засранец при виде нас припустил во всю свою лохматую задницу.

Наша брюнетка тогда вроде успокоилась, и пошла ночевать на крышку гриля на веранде – почему-то ей это место больше всех других полюбилось. Либо эстетствовала, либо от рыжего гопника пряталась, — заметить ее на черном вечером было практически невозможно.

В чем тут суть дело, нам стало понятно через пару дней – влюбился рыжий гопник в нашу брюнетку по самые яйца, только она ему взаимностью не ответила. Кокетничала, конечно, и динамила, а рыжий на нее запал по самое не хочу. Ну, и взялся зазнобу окучивать.

Три последние недели так и продолжалось – стоит дверь на веранду приоткрыть, как хвостатая брюнетка сразу бежит в дом, а рыжий гад на веранде караулит, и на нас по-хамски смотрит. Близко к себе не подпускает, но если чего сожрать ему оставить – обязательно сожрет. Спасибо он нам за жрачку ни разу не сказал, уголовник хренов.

Дело сдвинулось с мертвой точки в прошлые выходные. Вышел я опять покурить на веранду, а там эти шерочка с машерочкой вроде и дистанцию блюдут, вроде и уши друг на друга прижали, а вот на меня внимания уже не обращают, явно как им свое общество интереснее. “Так”, — думаю, — “надоело нашей красавице ломаться, уболтал одессит…”

Как в воду глядел – случилось-таки вчера вечером.

Да, тут, надо сказать, что у нас дверь на веранду застекленная, так что я происходящее действие увидел, не успев выйти наружу. А чего там не увидеть-то, если рыжий шкет оседлал свою мамзелю наконец?

Мне бы посмотреть да уйти, конечно, но, каюсь, открыл я дверь. Рыжий сразу в кусты дернулся, но черная ему не позволила. Лапой эдак из-под низу по-хозяйски придавила, и все – давай, дескать, обратно на меня, неча тут отвлекаться. А что, все правильно, раз девушку обесчестил, — изволь жениться, и нефиг тут испуганного из себя строить.

И женился ведь, гад. Что женился, это я сегодня убедился. Только я на веранду дверь приоткрыл, покурить, как они между моих ног наверх ломанулись, и сразу под кровать. Вдвоем уже ломанулись, молодожены гребаные. Рыжий, пока несся, на меня смотрел искося, с опаской, но от невесты не отстал, еще и обогнал ее. Ни дать, ни взять – поручик Ржевский. Ладно, пускай сидят пока под кроватью, милуются. Не буду им медовый месяц портить.

01

Оставить комментарий